вторник, 16 декабря 2014 г.


Ностальгия. Первое интервью

Несколько лет назад благодаря двум мудрым и талантливым людям я сделала свой выбор и жизнь изменилась, приобрела новые яркие грани. Наверное, это было не случайно. Сейчас я по-прежнему люблю театр) и надеюсь развиваться и дальше в этом направлении.
И оглядываясь назад, в архивах прошлого, я нашла текст - интервью с этими замечательными людьми. Из интервью опубликовали тогда лишь малую часть... Этот спектакль и сейчас идет, но с другим составом.





«В джазе только девушки»  -  триумф актерского мастерства                                                
Самый мега-популярный спектакль в Донецком музыкально-драматическом театре. Можно сказать, визитная карточка. Бесспорно, это лучшая комедия за последние годы. Постановка высококлассного профессионала - режиссера Александра Аркадина-Школьника пользуется несомненным успехом, а главные роли исполняют мастера своего дела - А.Суворова, А.Романий, М.Кришталь.

О спектакле рассказывают  заслуженные артисты Украины Андрей  Романий и Михаил Кришталь.

- Вы сразу были утверждены на роль Жозефины в мюзикле "В джазе только
девушки"?
Андрей Романий
: Я думаю, что здесь неуместно говорить о том, утверждены ли, поскольку пьеса была написана специально для нас. Мы с Мишей знакомы уже 21 год: вместе учились, служили в армии, он был свидетелем на моей первой свадьбе, является крестным отцом моего старшего сына; однако главных героев в одном спектакле ещё не играли.
Однажды в беседе с режиссером Миша сказал ему об этом, и таким образом у Аркадина-Школьника возникла идея поставить спектакль "В джазе…". Для постановки необходимо было научиться играть на саксофоне и контрабасе. В ходе репетиций появилась идея играть на барабанах. Я не имею музыкального образования, но при этом играю на всех инструментах, пишу аранжировки. 

А на роль Джерри?
Михаил Кришталь
: Это идея Александра Аркадина-Школьника. Легко или
тяжело ему было убедить руководство театра в том, что я должен играть эту
роль, не знаю. Дело, наверное, в нашем с Андреем дуэте, так как мы давно
знаем друг друга, учились в одной группе, пришли работать в этот театр.
Нам легко и комфортно играть вместе на сцене.

- Первое впечатление от прочитанной пьесы?
М.К.:
Она понравилась тем, что в ней театральная история, а в фильме
- история киношная. Я хочу, чтобы зрители и читатели понимали: есть
материал для кинофильма с участием Монро, Кертиса и Лемона; а есть материал к спектаклю "В джазе …", где выступают Кришталь, Романий и Суворова. И это разный материал, и воплощаться он должен по-разному. Я считаю, что мы многое сыграли по-другому, по-своему, более подробно. В соответствии с моим внутренним камертоном ни спектакль, ни роль не вступают ни в какие противоречия; это очень творческая и добротная работа.
А.Р.: Мне показалось интересным, что   здесь отношения Сахарка и Джо построены на любви, настоящей любви.
В фильме это есть, но не так чётко просматривается. Эти отношения - большой плюс к тому, что мы уже имеем сценарий
 фильма. Постановка этого спектакля была смелым экспериментом, потому что в кино есть монтаж, а здесь все происходит в реальном времени, то есть у нас есть  80 секунд на то, чтобы переодеться и загримироваться в женщин. Это трудно успеть, но у нас получается, и это хорошо.

- Были на репетициях забавные случаи?
А.Р.:
Мы репетировали очень феерично, весело; неимоверно уставали физически, но были абсолютно не опустошены внутренне. Нам, мне и Мише, разрешалось многое, у нас была полная свобода действий. Происходили интересные случаи, которые вошли в спектакль: когда мы менялись париками,  случайно одевали не свою обувь. Однако, чтобы понять весь комизм ситуаций, надо было находиться там и видеть всё,
что происходило на репетициях.
М.К.: Мужчина, переодетый в женщину, это уже достаточно смешно. Один
из самых курьезных  случаев: когда Андрей Бориславский (Осгуд)                                    не выдержал и рассмеялся, поскольку я уже играл женщину, но к тому времени не
успел удалить себе волосы с груди, а платье у меня декольтированное, и он
смотрит на меня как на женщину (по сценарию) и видит такую «грудь»,
было очень смешно.

- Постановка спектакля требует большого мастерства, физических сил.  С какими трудностями вы столкнулись?
М.К.:
Главная трудность связана с образом женщины. Для мужчины это
непривычно. Два прогона в день это много, даже для такого нестарого
человека, как я. Трудно было физически: битые ноги, отбитые пальцы, ноющие суставы, вечно спадающие колготки.
А.Р.: В большей мере испытывали технические трудности, чем психологические. В первую очередь, столкнулись с тем, что не сразу было легко превратиться в женщину. Когда мы репетировали первую сцену  (на вокзале) и только стали на каблуки - было смешно, потому что  мы - ребята, которые действительно на них стали. В дальнейшем, когда ходили уже  более грациозно, хорошо ходили на каблуках, возникла следующая сложность - как сделать так, чтобы зрители поверили в то, что мы только стали
на каблуки, то есть нужно было ходить так, как в первый раз.
- Популярность Ваша и спектакля - невероятная. Часто приходится встречаться      с фанатизмом поклонников?
А.Р.:
С фанатизмом, пожалуй, не часто. Поклонницы - люди  благородные: они не навязывают ни своего общения, ни себя. Они понимают, что помимо жизни на сцене, у нас есть личная жизнь, в которую они не вмешиваются. Почитательницы очень
уважительно и толерантно к ней относятся, и это радует. Приятно, что девушки могут ждать под театром 30-40минут, пока я выйду и каждой уделю внимание: я не просто даю автограф, но и пишу пожелание. Что касается   спектакля "В джазе…", есть одна особенность, связанная с поклонниками. Начинают писать письма, звонить, дарить подарки мужчины. Здесь я оказываюсь в сложном положении. С одной стороны, я
знаю, что у нас не может быть ничего общего, (поскольку  я человек с традиционной сексуальной ориентацией), а с другой, - я понимаю, что такие
чувства могут быть, и обижать их не хотелось бы. Приходится что-то
объяснять, оставаться в приятельских отношениях.
М.К.: В плане фанатизма меня не достают. Нужно критически воспринимать
свою славу. Я не снимаюсь в кино, поэтому о суперпопулярности речь идти
не должна, хотя с другой стороны, у меня есть фаны не только этой роли. Я
общаюсь с поклонниками, но какого-либо фанатизма не ощущаю. На самом
деле в жизни я менее интересен, чем на сцене.

- «Комедия - это всего лишь забавный способ быть серьёзным». Не так ли?
М.К.: Я бы сказал, что комедия - это забавный способ быть правдивым. Сцена - место, где нельзя врать. Везде необходимо искать правду, несмотря на
то, что в основе любого искусства находится ложь.
А.Р.: Свифт говорил, что для него сатира - это единственный способ
поговорить с этим миром всерьёз, и, может быть, я с ним соглашусь.                                    
Я считаю это не единственным методом, но с помощью комедии этим можно
заниматься. В этом спектакле есть ироническая улыбка, откровенный
смех, а есть просто истерический хохот, и на этом фоне можно говорить  о любви, о серьёзных вещах.

- Ваша любимая роль?
М.К.:
Каждая роль дает что-то новое, поэтому самую любимую из них             на сегодня выделить не могу. Все роли так или иначе дороги.
А.Р.: Твои роли - твои дети. Каждая роль по-своему важна и дорога.

- Кто является для вас примером актерского таланта, учителем в жизни?
М.К.:
У каждого артиста есть чему поучиться. Мне повезло с талантливыми
 учителями, потому что ими были Неля Михайловна Пинская, Раиса
Андреевна Черненко. Вообще ориентиров в жизни много. Если говорить о русских артистах, то это Сергей Юрский, Иннокентий Смоктуновский, Нико-
лай Караченцов. Среди украинских, безусловно, Богдан Ступка, мировая
величина. Своим наставником считаю Бориса Николаевича Иващенко, который уже ушёл от нас. Рядом сегодня, дай Бог им здоровья,  Игорь Молошников,
Е.Воробьёва и другие артисты. Если говорить о режиссёрах, то мне помогли
А.Дзекун, Ю.Кочевенко, Урбанович, С.Моисеев, и, безусловно, А.Аркадин-Школьник, который привел меня к новому этапу в жизни, поверил в меня как артиста.
А.Р.: Был человек, который задавал определенный вектор, направления которого я старался придерживаться (хотя не всегда у меня это получалось).  Он часто по-отцовски учил меня жить. В этом смысле для меня таким человеком был Марк Матвеевич Бровун.  Александр Аркадин-Школьник - трудоголик, который умеет заразить всех
своим спектаклем, создает плодотворную атмосферу. У нас  работают такие
таланты, как Молошников, Хохлов, Горшков, рядом с которыми не пропадает
желание работать.

- Что вы хотели бы пожелать начинающим актерам?
М.К.:
Прежде, чем заниматься актерством, необходимо взвесить все «за»
и «против». Желательно поговорить с кем-то, узнать о том, что есть театр. А если решились пойти по этой тропе, пусть наберутся терпения и в будущем не обижаются, если они не раз «расшибут лоб», занимаясь этой профессией.
А.Р.: Люби́те театр в себе, а не себя в театре. Пожелал бы им никогда не
останавливаться на достигнутом, постоянно развиваться, потому
что совершенству нет предела. Если у них есть дар Божий, если они люди
трудолюбивые, я пожелал бы им большого терпения, потому что не всё сразу получается так, как хотелось бы. И главное - не отчаиваться, если уже выбрали эту профессию.

 


Комментариев нет:

Отправить комментарий