пятница, 19 июня 2015 г.

Война на Донбассе - взгляд польского журналиста

Война на Донбассе с самого начала привлекла многие зарубежные СМИ, которые освещают события с фронта со своей позиции. И тот факт, что иностранным журналистам сейчас проще и легче проехать на оккупированную территорию, чем украинским коллегам, - проверенная аксиома. О нюансах работы иностранного журналиста на востоке страны и польско-украинских отношениях, рассказывает корреспондент польской газеты "Wyborcza" Петр Андрусечко.

Фото-Facebook


- Вы неоднократно были на Донбассе, как на оккупированной части, так и на территории, подконтрольной Украине. Насколько охотно местные жители вступали в диалог с вами, как с иностранным журналистом?

- Ситуации были разные. Некоторые жители были настроены достаточно скептически, мол, опять приехали, деньги на нас зарабатывают. Это одно мнение. Причем вне зависимости – оккупированная территория или нет. Но есть и такие люди, которые хотят общаться. Например, в одной из поездок в Донецк я поехал в бомбоубежище на окраине города. Там было очень много людей, которые  около трех месяцев провели, не выходя на улицу. Причем много маленьких детей, пожилых людей. И когда мы начали разговаривать с ними, то люди очень просили, чтоб мы написали о них, чтоб их услышали. Другой случай произошел в Мариуполе, сразу после обстрела Восточного микрорайона (который случился еще осенью после Минских соглашений). Один мужчина был агрессивно настроен, не желая идти на контакт. Мы пытались с ним найти общий язык, и уже спустя некоторое время он начал разговаривать более спокойно. Безусловно, многие жители по отношению к нам настроены очень настороженно, их можно понять, ведь они уже практически год находятся в стрессовом состоянии.

- Вам легче было работать на Донбассе, чем украинским коллегам?

- В какой-то степени легче, чем украинским журналистам. Я помню, когда вначале были первые аресты, задержания украинских журналистов и тогда было опасно работать. Сейчас, может  быть, немного легче. Например, я знаком с некоторыми украинскими коллегами, которые там работают, но их немного.
Имея паспорт другого государства, работать там действительно относительно легче. Но тем не менее польский паспорт - не самый лучший. Меня и моих коллег тоже задерживали, но быстро отпускали, никто долго не держал. И как-то после очередного задержания отдавали  мой паспорт со словами: «Извини, у тебя просто плохой паспорт».

- В таком случае ездить в одиночку по территории, где идет война, иностранцу опасно. С вашей точки зрения, с волонтерами передвигаться безопаснее?
- Риск есть всегда. Возможно, сейчас это странно звучит, но имея необходимые средства защиты  (каску, бронежилет), мы не надевали это, чтобы лишний раз не привлекать внимания, чтобы к нам было больше доверия. Сейчас, может быть, уже не стал бы так рисковать. С волонтерами ездить хорошо, но тоже иногда рискованно. С одной стороны, благодаря волонтерам, мы могли доехать туда, куда украинские военные просто не хотели нас пускать. Поэтому используем разные варианты поездок.

- В своих материалах вы освещаете войну на Донбассе с точки зрения военных вопросов либо больше с гражданской позиции?

-  У меня нет редакционных заданий, и я уже самостоятельно определяю ключевые темы. Все зависит от ситуации на Донбассе.  Если в данный момент происходят активные боевые действия, то, естественно, я пишу об этом. Но я стараюсь писать об этих аспектах с точки зрения рядовых граждан, как они переживают ужас этой войны. Важно то, что происходит с людьми, какие трагедии они переживают. В Киеве я часто слышу: «А почему они не уехали?». И я понимаю, что  большинство людей просто не могут уехать по разным причинам, у каждой семьи свои обстоятельства, и об этом надо говорить.

- Вы пишите о войне на Донбассе для населения Польши. Недавно прозвучало мнение, что тема Украины – военного конфликта уже надоела польскому читателю. Вы согласны с этим?

- Я бы так не сказал. Можно то же самое сказать и о конфликте Израиля и Палестины, который длится десятилетия. Да, есть категория людей, которым это не интересно, но им с самого начала это было чуждо. Могу согласиться лишь с тем, что тема Украины занимает меньше места в польских СМИ, потому что есть ряд и других важным тем. Например, есть вопрос Исламского государства, есть проблемы в ЕС. Если в каждом номере говорить о войне на Донбассе, то это тоже неправильно.

- Насколько много украинцев из Донбасса переехало в Польшу, есть ли поддержка государства?
- Я не знаю точное количество, но они есть. У нас всегда было много мигрантов из Украины. Я недавно был в Гданське, там тоже есть люди из Донбасса. Знаю, что есть определенная категория людей, которые имели финансовые средства, приехали в Польшу, покупают жилье и переезжают сюда. Это небольшой процент, но они есть. И эта тенденция в этом году очень заметная. С другой стороны, люди, которые сбежали от войны с более скромными доходами, не имеют здесь никакого статуса, а следовательно, и поддержки государства тоже. На самом деле вопрос с беженцами у нас не настолько хорошо урегулирован.

- В связи с новоизбранным президентом Польши – Анджеем Дудой, на ваш взгляд, как может измениться политика государства Польша по отношению к Украине?

- Польша – одна из стран, которая активно выступает за безвизовый режим. И, думаю, это не изменится. Но чтобы этого добиться, необходимо сотрудничать с другими странами ЕС. В последнее время Польша начала активно работать в политических вопросах с Германией, но насколько это сотрудничество будет тесным, мы увидим после парламентских выборов (которые в Польше состоятся осенью). Если победит партия  президента «Закон и справедливость», то это может быть проблема, потому что раньше у них отношения с Германией были напряженными.
Украина – это ближайшая соседняя страна, и нас многое объединяет. Есть исторический аспект, одна из ключевых тем – Волынская трагедия. Например, в Польше существуют некоторые организации и маргинальные политики, которые спекулируют на этой теме –  и это проблема. Если мы не будем говорить об этих сложных моментах, тогда политики будут использовать это в своих целях. Действительно, это была большая трагедия. Нам необходимо научиться об этом говорить. Для большинства населения Польши это не проблема: есть молодое поколение, которое живет не историей, но при этом есть и молодые люди, которые имеют достаточно сильные националистические настроения.


Беседовала Ирина Голиздра.

вторник, 16 июня 2015 г.

Украина - это Европа?



В нынешнем 2015 году III Львовский медиафорум собрал много медийных лиц, профессиональных журналистов и редакторов не только с Украины, но и с других стран. Так, открыл форум известный французский философ, писатель, режиссер, политический журналист Бернар-Анри Леви, который выступил с речью «История – любимая настольная книга тиранов».
Рассуждая об общественно-политической ситуации в Украине и мире в целом, Бернар-Анри затрагивает исторические ценности, духовные и культурные аспекты современного общества. «С первых минут Львов для меня – это живое сердце Европы, Львов - это европейский город. И за те 2-3 дня, что я пробыл здесь, я ощутил то знакомое чувство, которое испытал при падении Берлинской стены. Я много общался с местными жителями – они действительно хотят ВЕРНУТЬСЯ в Европу. И сейчас, к сожалению, создается новая стена между Украиной и Европой», - говорит французский журналист.
Второе впечатление, которое оставило неприятный осадок на душе патриотичного проукраинского француза – это… забытая память. «Львов был одним из самых ярких городов еврейской культуры в Европе - ведь здесь проживало более ста тысяч местных евреев, а тех, кто бежал из оккупированной Германией Польши во Львове приветствовали и защищали. Этот город, где было множество синагог, более ста тысяч представителей великой культуры, к которой я не принадлежу, но уважаю. Такое ощущение, что более тысячи евреев просто исчезли бесследно…  Очень мало осталось памяти о них. Я попросил знакомого показать мне один из крупнейших памятников еврейской культуры - синагогу Золотая Роза, известную в европейской истории как жемчужину культурной и гражданской жизни. Меня поразило то, что от Золотой Розы НИЧЕГО не осталось, только черная дыра. Эта синагога - это черная дыра, кровоточащая рана на теле всего города. Почему это так важно? Почему нужно залатать эту черную дыру?», - задается вопросом Бернар-Анри Леви.
Возможно, для некоторых это покажется странным – в стране война, а вы рассуждаете о синагогах, которых нет. А ведь без памяти, без ОСОЗНАНИЯ духовности очень трудно строить перспективу.
И французский философ выделяет три главные причины происходящего. «Во-первых, любая страна, которая не знает, что делать с памятью, превращается в больную страну. Франция это пережила. Современный пример тому – это Россия Путина, больная страна, которая сквозь тиранию и сталинизм пытается переосмыслить свою роль. Страна не может стать демократичной и свободной, если она не работает со своей памятью», - считает французский публицист.
Вторая причина, по его мнению, связана с непосредственной работой с забытой памятью, борьбой с пропагандой. «Известно, что война имеет две стороны: военную и идеологическую интеллектуальную. Путин и русские воюют с Украиной не только оружием, но и словами. Происходит битва слов, битва идей, битва пропаганды против Украины. Чтобы остановить эту пропаганду, необходимо стараться вернуть задушенную часть памяти»,- размышляет писатель.
И третья причина, на его взгляд, самая важная: Украина – это Европа, Украина – это неотъемлемая часть Европы. «За последние 70 лет это единственная страна, где в мирное время люди погибли только за то, что взяли в руки Европейский флаг. Это высокая цена за стремление быть частью Европы. Украина - это страна, которая имеет большое число праведников народов мира. Среди стран-лидеров - Франция, Польша (которая на первом месте), и Украина - на четвертом месте. Митрополит Шептицкий был одним из тех, кто спас многих евреев, и эта чистая правда», - утверждает Бернар-Анри.
По сути, его выступление явилось некоей кристаллизацией происходящих событий с точки зрения иностранца, который знает и понимает Украину, ее стремления и культуру. Кстати, о культуре. В этот же день Бернар-Анри Леви представил в красивейшем Львовском оперном театре – моноспектакль «Готель Європа». Как театральный критик, я считаю, что называть это действие спектаклем, мягко говоря, некорректно. Скорее, это некий перфоменс, который можно реализовать не только на сцене крупнейшего театра, и смысл от этого не будет потерян.
 На сцене – имитация отельного номера, тусклый свет, на экране представлен визуальный ряд. Непосредственно автор и исполнитель в одном лице, Бернар-Анри Леви с ноутбуком в течение всего действия читает заранее подготовленный текст, лишь иногда отрывая глаза от монитора, чтобы увидеть зрителя, его реакцию.
Речь идет о Европе, ее  ценностях: демократии, свободе, духовности, которые перекликаются с современностью, порой жестокой и циничной. Лейтмотивом через всю пьесу проходит тема Украинского Майдана, борьба украинцев за право жить в свободной стране - напоминание всей Европе о том, каковы настоящие маркеры демократии и цена, которую народу приходится платить за достойную жизнь.

Да, Украина – это Европа, но далеко не все политики и рядовые граждане это понимают, ибо европейский выбор – это цивилизованный способ построения общества, предполагающий демократические и гуманные ценности с оглядкой на собственную историю.