среда, 6 января 2016 г.

"PostPlayТеатр" приглашает. «Ополченцы»: шаг к диалогу

Взорванный Донецк, руины аэропорта   первые ассоциации первых зрителей, пришедших на первый спектакль новой театральной площадки "PostPlayТеатр" в Киеве 26 декабря.

С виду неприглядное и неприспособленное помещение стало, если не идеальным театром, то своего рода экспериментальной лабораторией, где «голые» стены и проволочные конструкции уже сами по себе символичны. Если хотите увидеть театр с привычными сценой, креслами, гардеробом, занавесом, то здесь вы этого не найдете. "PostPlayТеатр" – не театр в традиционном понимании этого слова.  Принцип открытости соблюдается здесь во всем: в отсутствии худсовета; в том, что зритель и актер находятся в полуметре друг от друга; в возможности  обсуждения спектакля с творческой группой; в лаконичном  и символичном интерьере.

Официальное открытие новой экспериментальной театральной площадки "PostPlayТеатр" состоится 11 января, но творческая группа представила  спектакль для всех желающих накануне новогодних праздников.




Перед спектаклем всю дорогу думала над провокационным названием «Ополченцы».  Думаю, вы догадываетесь, о каких ополченцах идет речь, но зачем  это выносить на сцену: оправдать нельзя осудить? Или это попытка найти точку соприкосновения с теми, кто по ту сторону войны. Актуальность спектакля продиктована самой жизнью…

Режиссер Антон Романов (который вынужден был уехать из Крыма) на основе пьесы Дэна и Яны Гуменных «Дочке Маше купил велосипед» поставил спектакль-размышление. Фишка в том, что эта пьеса построена на реальных событиях.  Это именно та реальность, на которую в нашей стране многие просто закрывают глаза и уши.  Герой спектакля через отдельные фразы пытается донести свое видение ситуации на Донбассе случайной собеседнице – актрисе. «Работы нет, выбора нет, нужно идти в ополчение», – глаголет герой, чем вызывает неоднозначную реакцию зала. Каждая реплика  – это новый вызов зрителю, новый повод для дискуссии, новая грань отражения украинской реальности…

Неслучайно роль героя играет не актер, а актриса. Ведь, согласитесь, актер, которому досталась бы подобная роль, едва ли смог бы вызвать у зрителей сочувствие или желание найти общий язык. Актриса (которая также вынуждена была выехать из родного Крыма) Галина Джикаева тонко, то с иронией, то            с жалостью раскрывает мироощущение героя. При этом актриса в начале спектакля сразу призналась, что она не может понять этого человека, «пустить его в себя». Безусловно, нелегко выразить мотивацию тех или иных поступков столь своеобразного персонажа.  

«Я вообще не патриот. Мне нас…ть на эту движуху. Мне надо было купить ребенку велосипед. И на войну я пошел из-за денег», –  говорит актриса устами героя. Можно ли оправдать сей поступок? С позиции горячей отцовской любви – отчасти;  с точки зрения гражданина страны, в которой ты родился (и нигде, кроме Донецка не бывал), –  спорно. А что сделали бы вы на его месте?

Не стоит забывать, что это мнение только одного человека, который пошел убивать за деньги.

Безмерная, как море, отцовская любовь героя;  жгучая, как колючая проволока, окружающая его реальность вызывают у зрителя смешанные чувства. Сострадание граничит с ненавистью, сочувствие постепенно трансформируется в беспомощность, а желание ГОВОРИТЬ с героем перманентно, подобно сигаретному дыму.
«Дешевая война получилась – за еду и сигареты», – резюмирует герой спектакля. Война, за которую сотни людей, в том числе и дети, заплатили собственной жизнью, а тысячи – искалеченными судьбами. Дешевая, ли …?
По мнению актрисы Галины Джикаевой, спектакль – это призыв к диалогу, стремление вызвать у людей желание говорить друг с другом: «Мы очень хотим, чтобы с театральных независимых площадок прозвучали голоса тех, кого не хотят слышать. И чтобы после этого возникали дискуссии о том, как услышать людей с Донбасса, каким образом наладить диалог».


Проморолик к спектаклю.
Оператор Макс Афанасьев был создан в рамках летней лаборатории EEPAP (куратор - Йоанна Виховская).


После спектакля многие зрители решили подискутировать на заданную тему. Прозвучало мнение, что уместно было бы пригласить сюда переселенцев.  У меня возник вопрос: зачем?! Чтобы услышать то, из-за чего люди вынуждены были бросить все и уехать туда, где их никто не ждет?! Многие не только лишились материальных ценностей, но и потеряли близких. Как говорится, сытый голодного не поймет. Киевская публика иначе воспринимает спектакль, пытаясь найти логическое объяснение происходящего, мотивацию поступков героя, и это ей интересно! Безусловно, об этом нужно говорить; уметь услышать друг друга  –  во сто крат важнее, чем просто спекулировать этой темой.

И еще хотелось сказать человеческое спасибо всем, кто причастен к созданию "PostPlayТеатр"! Захотели, сумели, смогли!





P.S.  Об этом спектакле можно вести долгие дискуссии в разных ракурсах.  Но не стоит забывать, что это спектакль, и прежде, чем его обсуждать, наверное, следует постараться максимально абстрагироваться от политических мотивов…

Фото: Елизавата Щепина