вторник, 3 февраля 2015 г.

«Загадкові варіації»: дуэль без правил



Собираясь на спектакль в Молодом театре – «Загадкові варіації», я успела просмотреть восторженные отзывы на сайте театра. Но я привыкла больше доверять именам режиссера и актеров, которых в этом спектакле всего два.
Взяв за основу текст замечательного драматурга  Э.-Э. Шмитта, режиссер Андрей Билоус представил зрителю необычную историю, которую заслуженные артисты Украины Алексей Вертинский и Станислав Боклан заполнили своей энергетикой в искрометном дуэте.
Спектакль-дуэль с одной стороны напоминает борьбу двух самцов за желанную добычу – женщину, а с другой – отражает трансформацию человеческих чувств, ведущих к опустошению внутреннего мира. В первые минуты зрителю легко и весело: иронизируя, герои пытаются найти общий язык. Журналист – Эрик Ларсен (Алексей Вертинский), пришедший к гениальному писателю Абелю Знорко (Станислав Боклан), чувствует себя неуютно в компании одиозного Нобелевского лауреата. Последний ведет себя самоуверенно, нагло, раскованно и порой даже цинично. Абель – эгоцентричная натура, знающая себе цену: «Я творю, а не ксерокопирую», – самодовольно заявляет он.
Великий писатель осознанно обрекает себя на одиночество и многие годы пытается найти спасение в творчестве и алкоголе. Он привык получать, наслаждаться всем и вся: «Мене не кохали, а жадали», – говорит он с завидным хвастовством, гордо расхаживая перед гостем. Демонстративная независимость – только иллюзорная оболочка, под которой прорастают сомнения и страхи. И сбрасывая с себя всю «белую пушистость» в виде белоснежного мехового плаща, харизматичный писатель не спешит открываться перед журналистом. Душевные муки Абель филигранно скрывает под маской неприступности и высокомерности; ему чужды сентиментальность и лирика настоящих чувств. Но жажда к неуемному наслаждению в итоге привела его к внутреннему опустошению, обезвоживанию.
Импульсивная  вербальная дуэль между двумя, казалось бы, состоявшимися взрослыми мужчинами обретает новый вектор – герои «снимают» маски. Постепенно водевиль-знакомство перерастает в  монолог Абеля-Боклана – это не просто ностальгия о былых временах, страстных переживаниях, а почти исповедь, попытка оправдать свои чувства и поступки перед незнакомым человеком. Тщеславный самец на наших глазах превращается в страстного любовника, боль и сладость  воспоминаний пронизывает каждую клеточку тела героя. Во взгляде – азарт, в голосе – дрожь и восторженность от пережитого наслаждения.
С неподдельным интересом и воодушевлением журналист внимает рассказу своего собеседника. Герой Алексея Вертинского - этакий интроверт, который анализирует услышанное, оценивает поступки опытного ловеласа и осмеливается высказать собственное мнение. Спокойно и без лишнего пафоса он произносит реплики-признания, которые шокируют и «убивают» Абеля. Эрик –Вертинский иногда напоминает мне Чеховского героя, который ввиду своей малозначимости и закомплексованности не может занять достойное место в жизни. За внешним благополучием и уравновешенностью Эрика скрывается личная драма несостоявшейся семейной жизни и любви. Тихим и жалостливым голосом он мелодраматично повествует о своей жизни, как мальчишка, пробивая на слезу. Эрик, в отличие от своего соперника, готов к самопожертвованию ради одной Единственной женщины. Самоотдача и есть его козырь, которым он пытается воспользоваться вопреки всем обстоятельствам.
Дуэлянты поочередно пытаются «добить» друг друга, бросая новые вызовы и взаимные упреки. Эмоциональная шкала спектакля «скачет» зигзагообразно все выше и выше, что постоянно держит зрителя «в тонусе». Оппоненты, как два полюса, экватором между которыми является Она – женщина, изменившая их судьбы.
Режиссер фокусирует внимание зрителей не только на проблеме одиночества и страданий. Дуэль в спектакле – это, прежде всего, внутренний протест каждого из героев против внешних обстоятельств. А в результате – безысходность…
Аплодируя актерам, многие зрители не могли сдержать слез. Достойный спектакль. Единственным минусом были зрительницы, сидевшие позади меня. Дамочкам очень хотелось в буфет сходить, а спектакль-то без антракта. И когда они это осознали, то их возмущению не было предела: "Застрелиться можно". Действительно, дуэль…


Комментариев нет:

Отправить комментарий